И снился сон. Волны бились о камни. И любили больше жизни тот момент, когда, разбившись, взлетали к небесам. Меняя форму, плотность. Приобретая запах.
Дальше →
Бежала от маньяка, помню. Четырнадцать, и ожидание электрички, чтобы продлить блаженство ночи. После консерватории с ее классической и оттого будто запыленной природой, В юбке до пола и серьгах, что с каждым шагом напоминают о звуке серебра и сообщают о скорости перемещенья. И полночь, я на полустанке. Мужчина — взгляд, ухмылка. И дикий страх, когда ты ощущаешь кожей — хищного зверя! Еще раз взгляд и узнавание беды в расширенных зрачках напротив. Я нахожу себя уже в...
Дальше →
Запах канифоли и Достоевского,  боль в подушечках пальцев.  И звук скольжения струн как возвращение.    Или движения тел, что выбивают тексты  в зависимости от интенсивности переживания  и вовлечённости.    Меня достаточно тронуть, и я слышу правду  о том, что рядом, и скоро будет,  как пергамент, пропитанный лакмусом, неуклонно пахнет.   Считываю кислотность среды и состояние наше.  О, теперь уж не наше, раздельно. Теперь каждый за себя платит.  Предательски...
Дальше →
Боги заставляют меня поверить, что очи не ясны, а фильтр неверен. Но, кажется, я начинаю таять, смотря и видя, смотря и зная. И мне не нужны слова-твердыни, Мне тесно и мало в любви законной, в любви по праву. Так мало правды. Так тесно стало. Так горько сразу. Я чувствую, что разрушаю законы и слышу свой зов, и он оправдан моею правдой, моею силой, моей же верой к себе любимой.
Дальше →
Помнишь, мы ходили гулять по лужам. Водили палочкой, водой рисуя. Растапливали льдинки своим теплом и изучали иголки, в ногах, в теплой водою. Помнишь, мы легко теряли время в этом странном занятии. Изучали пузырьки с талой водой, ныряли туда, то обратно. Помнишь, мы жадно смотрели друг другу в очи, делились наполнением сердца. Ненавидели пошлость и русые косы сверстниц. И тайно мечтали сменить принадлежность. А утром ежились от света, глаз щуря. И...
Дальше →
Небо в отражении стало глубже. Стынут колени, полоска чувствительности все выше. Нырну, захлебнусь воздухом. Туда, между глазом и вечно примятыми волосами. Глаза закрою, оборвав клочковатый вид. Здесь те же птицы, но летят навыворот, Воздух недвижим, и время меняет скорость. А небо становится идеальней и выше. Время уносит младенческую пухлость. Кто-то не видит. Но ты посмотри — отражение. Пойдем, прогуляйся со мной в зазеркалье. Ты увидишь изнанку мыслей, свои...
Дальше →
Мама, я хочу играть.   Пожалуйста, больше легкости.  Мама, я пришла играть.  Пожалуйста, меньше правил.    Что-то во мне не взрослеет,  что-то бежит к истоку. Я хочу играть, мама.  Мама, я хочу играть. Срочно.    Эти рамки тесны мне, мама.  Устала стараться тщетно. Легкости больше в тело.  Чувствовать перестала.   Мама, я хочу с тобою слиться.  К истоку смелее, быстро. Пожалуйста, дай вздохнуть, мама.  Вот бы тобой напиться.    Пожалуйста… меньше...
Дальше →
Эмиграция сродни пересадке дерева вместе с корнями. Но что-то остается там, на месте же — кровоточащая рана. И ты думаешь: все зажило, можно впитать сок, достаточно уже объема. А как только приехал назад — захлебнулся от прежнего тока. Теперь для меня поездка домой тот яд, что идет по вене, напоминая о том, какой была тогда, издавая первые вздохи. Ах, как быстры мысли и стук сердца. И лица родные теперь насыщают похлеще крови. Но сегодня мой автобус домой,...
Дальше →
Нет. Надеюсь, что одна такая. Что не все видят горечь, что разливается раз от раза. И взгляд потерянный, и руки, что дернутся, в попытке сделать, когда безнадежно. Может, действительно, жребий так был вытянут — становиться потерянной от невежества и обмана. А они там ликуют все, попивая нектар из серебряного бокала. Я хочу верить в чудо, потому что, несмотря ни на что, я до глупости оптимистична. Может быть, за улыбками зыбкими, да ресницами хлипкими я ошибаюсь,...
Дальше →
Кажется, можно было бы лучше. Сделать и то, и другое. И кто-то бы справился круче, и я подвела, не спорю. Себя, мир, маму, надежды других и поле наших общих ожиданий. Ту сцену и зрительный зал, и город, свой век и, может быть, Бога даже. Исправиться нужно. Улучшить себя безмерно, убрать дыру незнания ценности себя и работ своих, и творений. Мне сложно представить, как это — быть уверенной, жить, опираясь на то, что хочешь. Знать, что ты просто...
Дальше →
Уезжай, здесь не будет больше весны.
 Беги, это давно уже стало гораздо больше, чем ты. Тебе хочется спать, но я не готов потерять тебя. Встань! Буду бить по щекам, кричать, терзать, орать. Открой свое сердце ветру. Идет ураган. Выдуй доверия тупость — это все старый хлам. Смирение сбежало первым, здесь только ярлык. Родина от всех устала, дай ей чуть-чуть отдохнуть. Мы мыслим понятиями «родная», «земля», «брат».
 Оглянись, любимая, теперь это только яд. Ты плачешь,...
Дальше →